Гойко А.Б. Мартинович В.А. Новые религиозные движения и проблемы воспитания. // Нравственное и патриотическое воспитание в традиции Православия: Сб. докл.V Свято-Евфросиниевских пед. Чтений (3-5 нояб.1998г.). -Мн.: НМЦентр, 1999. -С.84-92.

В современном религиозном образовании можно выделить несколько тенденций: первая — связана со стремлением представить приоритетность одной из религий либо в форме крайнего фундаментализма, либо в форме культурного диалога. Вторая — выражается в попытке закрепить атеистические пережитки под ширмой курсов истории «свободомыслия», которые основываются на идеях безрелигиозного воспитания, практикуемых бывшими специалистами по атеизму. При этом любая религиозность обличается как недостаток знаний. Третья тенденция связана с проникновением в систему образования различных экзотических влияний, пропагандирующих идею универсальной духовности. При этом игнорируется сама идея религиозного образования, в особенности его социальный характер: связь с мировой культурой, культурно-национальной традицией и мировоззрением. Многие специалисты считают, что в этой проблеме единственным выходом является обращение к моделям надконфессионального или поликонфессионального образования. Этo подразумевает стремление выделить в национальной религии то главное, что определяет основы культуры и особенно образа жизни. Такой подход напрямую связан с идеей возрождения традиций, способствующих осознанию своей принадлежности к определенной культуре и помогающих определиться в своих взглядах, воспользовавшись правом свободы совести. Реализация такой программы затруднена тем обстоятельством, что почти невозможно говорить о религии вообще, не касаясь проблемы религиозного самосознания, природа которого всегда носит конкретный конфессиональный характер. Таким образом, проблема воспитания включает в себя целый ряд идей: конфессионализм, соотношение национального и конфессионального, соотношение традиций определенной культуры и общечеловеческой культуры, осуществление которой требует определенного педагогического такта и таланта.
Понятие религии в контексте проблемы образования
Наиболее фундаментальным и сложным в государственной программе религиозного образования является определение понятия религии и ее места в системе отношений человека и окружающего мира. Как социальный феномен религия «есть массовое, организованное и авторитетное искание и осуществление контакта со сверхчувственной, Высшей Реальностью — Богом». Религиозность проявляется в «общении со сверхчувственной Высшей Реальностью на личном, социальном и всемирном уровнях» (Введение в Основное Богословие, М., 1995. С. 24—25). В самом общем виде религия (religare) соединяет, связывает три фундаментальные понятия: Мир, Бог и Человек. При этом в самом понятии Мира скрывается не только всестороннее отношение человека к окружающему миру проявленному, но и все оттенки отношений к Миру непроявленному, невидимому. Именно это становится объектом исследования естественнонаучной апологетики.

Социальная религиозная принадлежность связана с духовной активностью в окружающем мире и объединена с представлениями человека о внешнем проявлении Божественного. Вся полнота этого проявления раскрывается посредством осмысления ответов па вопросы: откуда взялся мир, по каким законам он живет и в чем смысл человеческой жизни. Любая религиозная традиция постулирует ответы па эти нопросы. Индивидуальная религиозность выражает уникальное свойство природы человека — переживать общение со сверхчувственной Высшей Реальностью. Это общение по своей внутренней природе не поддается унификации, и именно в нем реализуется основной правовой принцип свободы совести. Оно нерасторжимо с представлением человека о внешнем проявлении Божественного, и эта целостность восприятия является фундаментом Веры человека. В случае, когда извне человеку навязывается принцип, определяющий всю полноту его неповторимого восприятия Божественного, мы имеем дело с проявлениями тоталитарности, несовместимой с правом на свободу совести. При этом не важно, является ли этот тоталитаризм теистическим или атеистическим.

Атеизм как тенденция постепенно изживает себя из нашей среды. Однако на его место приходит множество различных религиозных или не считающих себя религиозными организаций, пропагандирующих идею «универсальной духовности» и использующих систему образования как арену пропаганды.
Особенности новых религиозных движений
В настоящее время существует множество организаций, созвучных таким понятиям, как секта, группа или культ, и объединяющихся под общим названием «Новые религиозные движения». Этот термин впервые появляется за рубежом как результат мсжконфессионального сотрудничества различных организаций: Информационная сеть по религиозным движениям (Information Network Focus on Religious Movements) — ИНФОРМ, Православный исследовательский институт миссиологии, экуменизма и новых религиозных движений — ПИМЭН, Диалог — центр в Орхусе (Дания) (Cult Information Center) и др. Особенно неоднозначное отношение к этому термину мы обнаруживаем в позиции самих движений. Например Церковь Сайентологии боролась в судах за право быть зарегистрированной как религиозная организация (в Австралии с успехом), что дало ей возможпость снизить налог. Однако в Беларуси она остается общественной организацией. Сахаджа-Йога, Ананда Марга, Студенческая Ассоциация C.A.R.P., Брахма Кумарис и др. категорически отрицают свою причастность к религии, называя себя общественно-духовными организациями. Некоторые организации, например Общество Сознания Кришны, считая себя древней традиционной религией, выступают против термина «новые». Большая трудность возникает в вопросе о количестве адептов, вовлеченных в НРД. Сами руководители НРД, говоря о членстве, имеют в виду всех людей, вовлеченных в деятельность движения, хотя на практике большая их часть по прошествии некоторого времени покидает движение. Например, Церковь Сайентологии заявляет, что в Британии около 100 тыс. человек прониклись смыслом ее учения. Однако в настоящее время в штаб-квартире работает только 250 постоянных членов.

Исследователи объясняют успех распространения НРД следующими положениями:
• практически полная религиозная безграмотность общества;
• отсутствие соответствующих специалистов в правительственных структурах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления;
• эффект погружения новичка в мир особого тепла и заботы, в тесную общину, в «семью», на фоне конфликтов поколений и тяжелых жизненных условий;
• жажда экзотики при неудовлетворенности реальной жизнью;
• тяга к падкопфессиональным принципам унификации;
• интерес к практическому применению психологии, социологии:
• бесплатное питание, различные поездки и семинары, оказание материальной гуманитарной помощи.

Остановимся на некоторых особенностях новых религиозных движений. Как правило, у каждого НРД есть свой основатель и лидер. Для его характеристики социологи используют термин «харизматический лидер». При этом его «харизма» основана на безусловной вере последователей в то, что лидер обладает совершенно особыми качествами, благодаря которым последователи добровольно наделяют его особой над собой властью. Таким образом, харизматический лидер, формируя социально религиозную принадлежность адептов, строго ограниченную рамками нового вероучения, способен напрямую влиять на индивидуальную религиозность.

Характер харизматической власти со временем претерпевает различные изменения, либо когда меняются лидеры, либо когда в движении начинают возобладать интересы определенной группы последователей. Это во многом определяет социально непредсказуемый характер развития НРД.

В арсенале методов, посредством которых НРД устанавливает контроль над сознанием своих членов, исследователи обнаруживают целый спектр техник убеждения, направленных на подсознательное внушение. Как правило, это давление сопровождается «бомбардировкой любовью». Часто прибегают к прямой «промывке мозгов» (программированию) или вербовке (обману). Эти методы способствуют воссозданию определенной модели поведения в процессе общения.

Среди причин, способствующих процессу вовлечения неофитов в число членов НРД, выделяются следующие: надежды на успехи в карьере, восстановление личной жизни, улучшение здоровья, долголетие, перспективы саморазвития и самореализации посредством устроения «рая на земле». Особое внимание уделяется новообращенным, ибо им предстоит открыть нечто «иное», осознав свою «избранность».

Во многих группах НРД вырабатывается свой особый язык. Основная его цель — способствовать отделению «своих от чужих». Процесс посвящения невозможен без определенной системы «образования» для новых членов. Для организации такой системы активно используются площади государственных учреждений, высших учебных заведений и школ. Занятия проводятся под лозунгом социальных программ, семинаров, курсов. Содержание образовательных программ НРД, как правило, охватывает широкий круг вопросов. Например, Церковь Объединения — «муниты» выступает с такими программами, как: «Воскресный Семейный Университет», «Чистая любовь», «Добровольная помощь», «Психология любви»; Республиканский центр «Дианетики» (сайентология) выдает после сданного экзамена сертификаты по курсам: «Персональная целостность личности», «Школа эмоциональных тонов», «Курсы одитора» и др. Брахма Кумарис считает себя образовательной организацией, декларируя свою деятельность под вывеской «Всемирный Духовный Университет». Общество Единства Духовных Культур «Возрождение» проводит различные программы, посвященные системам оздоровления естественными способами, выживания в экстремальных ситуациях, искусству врачевания. Естественно, что системам верований НРД присущи внутренние противоречия. Однако лидеры требуют от своих членов неуклонно придерживаться убеждений исключительно данного движения, при этом ограничивая круг общения только адептами данного НРД.

Одним из способов убеждения является принцип несовместимости «своего» и «чужого». В случае успеха вербовки новообращенный, пройдя ступени обособленности, изоляции и зависимости, быстро превращается в адепта, привыкшего к тоталитарному авторитаризму лидера. Прежде всего изменения в образе жизни адепта отражаются на его близком окружении, семье. Напряженные отношения, возникающие между членами семьи, приводят к ее распаду. Особенно это касается тех организаций, которые открыто выступают против семьи. Например, члены «Брахма Кумарис» (женщины), достигшие определенного уровня посвящения, принимают целибат, а в «Великом Белом Братстве» запрещено рожать, так как один из классических трудов секты гласит: «Как можно рожать сейчас, когда нужно готовиться к преображению? Надо молиться, очищаться, а не быть нянькой демону! Ибо все дети в 1993 году будут рождаться с демонической душой, уже заведомо поверженной на страдания и смерть». Иногда НРД практикуют «смешанные браки», когда либо оба супруга вовлекаются в движение, либо брак заключается с благословения лидера. В крайней форме отношения между полами доходят до промискуитета, практикуемого движением ОШО Раджниша, или в форме «революционного секса» Детей Бога, у которых половым актам ведется счет.

Во многом отсутствие контроля над деятельностью НРД объясняется безразличием, халатностью, а иногда и прямым покрывательством со стороны служащих многих государственных структур. льного образования. Этo подразумевает стремление выделить в национальной религии то главное, что определяет основы культуры и особенно образа жизни. Такой подход напрямую связан с идеей возрождения традиций, способствующих осознанию своей принадлежности к определенной культуре и помогающих определиться в своих взглядах, воспользовавшись правом свободы совести. Реализация такой программы затруднена тем обстоятельством, что почти невозможно говорить о религии вообще, не касаясь проблемы религиозного самосознания, природа которого всегда носит конкретный конфессиональный характер. Таким образом, проблема воспитания включает в себя целый ряд идей: конфессионализм, соотношение национального и конфессионального, соотношение традиций определенной культуры и общечеловеческой культуры, осуществление которой требует определенного педагогического такта и таланта.
Роль миссиологии в проблеме религиозного воспитания
Все вышеперечисленные факторы свидетельствуют о незащищенности нашего общества от опасных и вредных влияний НРД, что актуализирует вопрос о месте православной традиции в нравственно-патриотическом воспитании. По мнению многих авторитетных исследователей НРД это является одной из задач православной миссии (доклад протоиерея Федорова). В определении архиерейского собора 1994 года (О православной миссии РПЦ в современном мире) подчеркнуто, что необходимо «созидать такой синтез целостной христианской культуры, который был бы творческим отображением вечной и неизменной истины Православия в постоянно меняющейся реальности. Важной частью миссионерского служения Церкви должен стать ее вклад в культуру, искусство, науку и иные области народной жизни. В этой же связи надо рассматривать вклад Церкви в решение проблем экономики, экологии, миротворчества, устроения государственной и общественной жизни, а также участия православных христиан в общечеловеческих усилиях, направленных на разрешение этих проблем». Миссионерская деятельность предполагает знание реальной ситуации, четкое представление об окружающей духовной, социальной, политической и культурной среде. Результаты изучения религиозной ситуации в стране должны активно использоваться при составлении курса общеобразовательных предметов.

В заключение приведем основные направления миссионерской деятельности, предложенные на конференции, посвященной 50-летию возрождения православных духовных школ в Санкт-Петербурге:
• расширение и реформа системы богословского образования;
• изучение возможностей межконфессионального сотрудничества в осуществлении знакомства с религией в средних школах, специальных учебных заведениях и вузах;
• осознание необходимости междисциплинарного характера миссии, которая является не только проповедью и преподаванием религиозных предметов, но и скоординированным взаимодействием христианской активности мирян в науке и культуре; задача миссии — воцерковление культуры;
• заострение внимания на проблемах взаимоотношения Церкви и национальной культуры;
• православная рецепция понятий, которые вызывают сегодня у значительной части православного народа соблазн в силу неправильного понимания их (даже слово христианский требует сегодня объяснения, поскольку очень часто оно воспринимается как синоним баптистской или какой-либо традиции свободной Церкви; необходимо объяснение и таких слов, как прозелитизм, канонические территории, экуменизм, обновление, канонические нормы (правила) и др.;
• воспитание православного человека в сознании того, что многообразие традиций в одной Церкви — это православное наследие, и оно не разрушает единство Церкви; необходимо избегать псевдосхоластических категорий и осознать, что именно Православие предостерегает от излишней догмотизации и нормализации тайн веры. Сакрализация церковно-бытовой нормы или стиля — процесс, который очень часто приводит к клерикализации, но не приводит ко Христу;
• открытость Православия к диалогу с другими христианскими традициями и конфессиями; активное православное свидетельство, которому естественно звучать и в инославной аудитории, и в аудиториях неверующих; избавление от комплексов и убежденность в силе Православия, которое только укрепляется в диалоге с инославными;
• укрепление и расширение межконфессионального сотрудничества з деле миссии, самым наглядным примером которого может являться совместное противостояние новым религиозным движениям;
• анализ методологии диалогов и переговоров о христианском единстве и осознание необходимости нового уровня и нового качества таковых диалогов (Вестник Русского Христианского Гуманитарного Института. № 1. 1997. С. 40).

(25)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *